С тобой может быть все (Глава 5) | Миди/Макси | Фанфики | Яой Нару/Сасу, яой Сасу/Нару,яой по аниме Naruto,Наруто

 
Введите логин:


Пароль:





 

 
 
Любимый "акацук"
Всего ответов: 692
 
 

 
Клацни по ссылкам, помоги сайту. Аригато!
 

 
Fantasy Fanart - мультифендомный архив яойных/слэшных/гетных фанфиков



Наш баннер:



 

 


Видео
В своих ладонях он д...
Денег нет!/Okane ga ...
Гравитация/Gravitati...
Гравитация/Gravitati...
Гравитация/Gravitati...
 

 
Всего: 953
Онлайн всего: 1
Неивестные: 1
Пользователи: 0
Администратор
Модератор
Санин
Джонин
Чуунин
Генин
Житель деревни
Сейчас онлайн:
Сегодня были:
 

Главная » Фанфики » Яой (Naruto) » Миди/Макси [ Добавить фанфик ]

С тобой может быть все (Глава 5) 20.07.2011, 18:49
Автор: blackrose (darkblackrose).
Название: «С тобой может быть все»
Глава: 5
Бета: надеюсь найти
Дисклеймер: Масаси Кисимото
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Саске/Наруто
Жанр: Romance, Angst, юмор, драма, deathfic
Размещение: С именем автора хоть на все четыре стороны
Размер: Midi
Статус: Закончен, 5 глав-частей+эпилог
Саммари: Любовь, как смерть, приходит когда её не ждут…
Варниг: ОСС, АУ
От автора: Это мой первый фик, решилась написать, поскольку идея оказалась весьма навязчивой. Фанф полностью закончен и вот теперь осмелилась выставить его и тут.Так как это дело для меня ново, нуждаюсь в вашей помощи, критике, анализе. И вообще, надеюсь, что понравится.
С Ув. Darkblackrose.

Боль. Кажется, еще один шаг и развалишься на ходу, как тонкий хрусталь разлетается на мелкие осколки от одного неверного движения. Ходить невозможно, голос охрип, руки тяжелые, плохо подчиняющееся. Не согнуться, не разогнуться. А как болит задница…
Школа, эта сраная школа. Чтоб ей пусто было. Даже в таком дерьмовом состоянии ты обязан ее посещать, особенно, если скоро начнутся эти чертовы экзамены. Что б они провалились!
В общем, день у Наруто не задался, что и немудрено после такого-то насыщенного вечера предыдущего дня. Помимо боли еще одна беда - как теперь общаться с Саске? Как адекватно объяснить этот случай? С каких это пор его потянуло на парней? А главное, что будет дальше?
Занятия для Узумаки начались в конце первого урока.
- Наруто, это переходит все границы. Ладно, когда ты опаздывал еще на минут 10, но не на полчаса же! Будь милостив, объяснись. – Точно, первый урок ведет учитель Ирука.
- В пробку попал, – отмахнулся блондин.
- Садись. – Вот верить ему или нет? Хотя, чего я этим добьюсь? - А почему хромаешь? – поинтересовался учитель, заприметив, как его недалекий ученик пытается пройти аудиторию в какой-то скрюченной позе.
Любопытный. Ему что, все подробно описать? Вон, пусть лучше Саске объясняется. У него это лучше выходит.
- Машина сбила, – выпалил первое, что пришло в голову.
- … !?! - Неужто сбила? Вид у него, действительно, побитый. Черт, я с ним точно поседею. Когда же ты вырастешь, Наруто?! – Мда… Мы закончили на…
- Идиот, – первое, что услышал Наруто от своего преспокойного соседа, мостясь поудобней на своем стуле.
- Заткнись, – не глядя, отрубил блондин.
Почему же эти чертовы стулья такие твердые?
Дождавшись перерыва, бедняга решил выйти из класса первым, незамеченным, что, при его положении, вышло, как и все в этот день, затруднительно.
- Саске, что с ним случилось, ты не в курсе? – решил разведать обстановку учитель, как только пострадавший скрылся за дверьми. Большинство учащихся тоже навострили уши.
- Вчера он впервые играл в футбол, пришлось попотеть. Исход – выигранный кубок и крепатура.
- Да, точно, - затараторили свидетели матча - он оказался отличным игроком.
- Пусть переходит в нашу команду, нам такие игроки нужны, – вмешался в разговор Инудзука. - Кстати, Саске, а как ты узнал, что из него выйдет отличный нападающий?
- На себе проверил, – Учиха непроизвольно коснулся своей скулы, вспоминая, какими синяками его одарил друг в канун Нового Года. Неделю сходили. Такой пробьется до финиша, не станет посовать перед трудностями. И в школу сегодня пришел именно потому, что не собирается убегать от нерешенных проблем. А так как проблема была, следует ее обговорить, найти выход из сложившейся ситуации.
Саске вышел из класса, пока его еще не облепили девчонки со своими нелепыми разговорами и шутками. Ему надо было подумать, побыть одному, поразмышлять. Одно известно предельно точно: все что произошло - неправильно. Это надо пресечь.
Он направился в дальний конец крыла здания, этажом выше, там вот уже полгода проводились ремонтные работы, и учащихся не наблюдалось, да и самих рабочих тоже.
Открыл дверь с табличкой «Туалеты не работают. Ремонт». Здесь бы точно никто не искал. И зеваки, наверняка бы, сюда не заглянули. Место не для гуляний: холодно, сыро, и если уже брать во внимание внешний вид, весьма некомфортно. Отличное место для мыслительного процесса. Но не один Саске, видно, думал так же…
С одной стороны расположились кабинки, с другой - пара умывальников, по центру большое окно, выводящее во внутренний двор школы, а возле окна, опершись одной рукой о подоконник, а указательным и среднем пальцами другой водя внутри анального прохода и по самому колечку, спиной к двери, со спущенными штанами, сгорбился Узумаки Наруто.
- Черт, как же больно, - так и не заметил внезапного визитера блондин.
Ну вот, так мне и надо. О чем я думал, когда подставлялся? Повел себя, как последняя… шлюха. Я же даже не мужик, так, одно название. Как я мог? Я же сам… сам на него набросился. Пидарас несчастный. Теперь вынужден мазаться этой хренью, ковыряясь у себя в… Как же неудобно. Черт. Это все неправильно. Надо что-то делать. Но что? Что?...
На бедро опустилась чья-то рука. Наруто дернулся, но его упорно задержали.
- Тише.
- Саске?! – а сердце забилось, как птица в неволе.
- Я помогу, - и на подоконнике в баночку заживляющей мази опустились два изящных пальца, с намерением произвести те же действия, что до этого пытался исполнить Узумаки.
Саске провел пальцами по колечку покрасневших мышц, оставляя за собою дорожку белой мази, и поводил еще несколько раз повторно, заботясь о том, чтобы средство как следует впиталось в воспалившую зону. Руки Наруто и так плохо фиксировали его на подоконнике, а после осознания того, что позади него на корточках сидит Саске и круговыми массажными движениями втирает мазь, и вовсе отказывались держать его в неизменном положении. Они так тряслись, что пришлось их разместить на злосчастном выступе, опираясь о локти, дабы хоть как-то унять дрожь, поневоле прогибаясь в больной пояснице.
Саске закончил с втиранием мази по уздечке и, в последний раз сделав круговое движение, сошел с дистанции, протолкнув палец в сам проход.
- Саске?! – сопротивление вышло вялым, неуверенным, тихим. Все тело прошибло током, ускоряя работу сердца, и голос предательски дрожал.
- Надо растереть и по стенкам, - как-то сипло последовал ответ.
И Наруто полностью облокотился о подоконник, не в силах ни держаться, ни противиться, молча подчиняясь, все равно не получиться произнести хоть что-нибудь внятно. Каждое движения пальца внутри отзывалось электрическим разрядом по всему телу, отчего руки тряслись, а ноги отказывались служить опорой.
Саске ввел палец чуть глубже, аккуратно двигая им, стараясь тщательнее позаботиться о пострадавшем месте. И во время этого процесса тело предало Наруто, прогибаясь пуще прежнего, против воли оттопыривая пятую точку.
Хочется рыдать от безысходности, от того, что не способен банально взять себя в руки.
А Саске массировал. Вид движущей оттопыренной задницы вверх с каждым новым его движением жутко заводил его. И движения становились все глубже, все уверенней, быстрей.
- Ох… черт, о ах…- Черт! Черт!!! Почему?... Почему не могу противиться?... Не могу остановить? Я же снова… снова отдаюсь ему. Сам. Черт!!! - Ох.. УАААХ!!! – Наруто резко приподнялся с подоконника, неосознанно насаживаясь задницей на палец, а перед глазами ничего, сплошной белый, яркий свет - палец задел простату, и это вызвало ослепительную вспышку и невероятное удовольствие. – Амх….мммм…мммм…
- Тише, тише, - Саске закрыл свободной рукой рот невменяемого парня. – Нас могут услышать. Тише, – страстно шептал Учиха. – Хороший мальчик, – и все-таки вынул свой палец, так и не освободив уст блондина. Просто поменял положение, переложив ее с ануса на достаточно твердый член партнера.
- Мх… - донесся обреченный вздох Наруто.
- Все будет хорошо. Я сделаю только приятное, - сбивчиво шептал, опаляя ухо и шею, высокомерный брюнет.
Бледная рука коснулась бронзовой плоти и принялась на ощупь изучать чужой орган. Нежно, проведя вдоль, измеряя длину, и в поперек, обхватив орган.
- Большой, - пришел к выводу брюнет и снова прошелся ладонью по всей длине, ублажая, скорее, свою прихоть. Член затвердел, и Саске сжал его в руке чуть сильнее, пару раз повторяя одно и то же действие: вверх - вниз, познавая степень сей твердости. - Как камень, – заключил он, и рука замерла.
Член обволакивает тепло, чужое тепло. Рука Саске. Он позволяет ей хозяйничать на своем теле, на запретной зоне. Но движения прекратились. А эта предательская зона желает, нет, уже требует необходимого ей сейчас внимания, и бедра инстинктивно поддаются вперед. Это тепло, жар, желание ощутить снова, всем своим яством. Одного раза не достаточно. Еще толкнуться в это тепло, ощутить его на всем органе. Еще. Еще. ЕЩЕ.
Наруто попал в плен собственных чувств, желаний и попросту не мог ничего сделать, не мог остановиться. Это просто какая-то болезнь. Учиха Саске - высокомерный ублюдок, сосед по парте, друг, может делать с ним все. Ощущение абсолютной покорности, зависимости. И никакие самоубеждения: «Ведь я не такой. Это все неправильно. Я должен с этим покончить» не действуют. Как живая игрушка, под безоговорочной властью своего хозяина.
Саске не ожидал такого напора от соседа, а тот яростно вдалбливался в обволакивающую теплую руку. Пришлось освободить сомкнутые губы и опереться о подоконник, дабы не упасть самому, а движения ускорялись, срываясь в бешеный ритм, из-за чего рука сжимала член крепче. От подобной картины голова идет кругом, и намерение присоединиться все не исчезает. Саске прильнул вплотную к спине, тазу, удобно разместившись позади, становясь одним целым, не разделимым, двигаясь в бешеном темпе.
- Мхах…. Мхах…ммммхах… - за окном, внизу, бегают ученики всех возрастов. Киба оживленно ведет беседу с Саем и Шино, Сакура о чем-то разговаривает с Ино, и если бы хоть один из них сейчас поднял голову и посмотрел в это окно, где он… Надо молчать, изо всех сил молчать, и Наруто сцепил зубы, концентрируя всего себя на скорости толчков и устремляя все силы в напряженные до предела руки, зафиксированные на подоконнике, чтобы не слететь, чтобы, наконец, закончить это безумие.
Последний рывок. Самый сильный. Самый дикий. Голова откидывается на плечо позади стоящего, в чьей руке находится упругий член, и все тело обретает форму кривой дуги, испуская мощную струю спермы.
Звонок. Перерыв закончился, и пора возвращаться к занятиям. Голоса во дворе постепенно, один за другим, умолкают. Напряжение спало, сила, что только что струилась во всем теле, в каждой клетке, и ощущалась даже на подушечках пальцев ног и рук, вышла, покинула тело. Осталась пустота. Ни одной мысли. Ни капли энергии. Он так и стоял, облокотившись на Учиху. Дыхание порывистое у обоих, как у участников марафона, наконец-то дошедших до финиша. Жарко. Рубашка прилипла к телу, с волос, по лбу, носу, подбородку стекает пот. Чувствуешь, как учащенно бьется сердце у партнера, и эхом отзывается собственное. Двое как одно. И плевать, парень рядом или девушка. Главное, что что-то родное, неотъемлемое. Это как воздух в легких, как соль в море, как свет и тьма. Одно невозможно без другого. И как можно было жить без этого раньше?
- Занятия… - обдало шею жаром, и одна половина существа отсоединилась. В спину ударил поток холодного, морозного воздуха. Эта половина живет своей жизнью, но Наруто сейчас бы сделал, что угодно, лишь бы прикрепить непослушную часть к себе намертво, не позволяя работать автономно.
Саске подошел к умывальнику и открутил кран в поисках воды. Полилась небольшая струя. Стоило хоть немного привести себя в порядок, иначе сложно будет объяснять свой вид. Холодная вода привела в чувства, и пульс начал постепенно выравниваться.
- Я скажу, что ты в аптеке. Поторопись, – сказал он в дверях и вышел, прикрыв их за собою.
Наруто так и стоял возле окна, со спущенными штанами, вцепившись в подоконник, как в спасательный жилет. На прозрачном стекле белые густые подтеки, а за ним пустой двор школы. Все кончилось. Все кончилось… И он рухнул на колени. Нет сил больше стоять. По лицу бегут капли пота, мешая нормально смотреть. Хотя зачем сейчас ему глаза? И он прикрыл их. Чтоб не лезли, не мешали, а бежали мимо. Зажмурился. А из глаз проложили дорожку… слезы?
Почему… слезы? Разве ты сам этого не хотел?
Не хотел.
Почему продолжил?
Не знаю.
Почему не остановил?
Не знаю.
Почему подчинился?
... Пленен вне плена. Свободный раб. Его касания – кандалы для гордости. Его шепот – безоговорочный приказ. Его влияние на меня – мой страх. Еще никогда и никто не имел столько власти надо мной. Да. Я испуган. Мною никогда не управляли. Делал, что хотел, никого не слушая. А он может использовать меня в любое время, и я сдамся, не в силах противостоять. Что со мной? Это должно прекратиться. Это пытка. Не хочу…
Звонок. Снова звонок. Как быстро. Значит, уже перерыв. Урок пропущен. Нужно идти на следующий. Но ноги не слушаются. Хочется остаться. Чтоб никто не видел. Не нашел. Нет выхода.
Холодно. Следует одеться, собраться с духом и спуститься. Нельзя сидеть здесь вечно.
По коридору бегают дети, играют в догонялки, и кое-где стоят небольшие группы старшеклассников, что-то обсуждающих. Жизнь течет во всех, а в Наруто она замерла, определяясь, жив ли ее еще хозяин.
- Наруто! - позвала его Сакура - Как у тебя дела? – она шла как раз навстречу по коридору. - Выглядишь паршиво, – опять звучат нотки заботы, непривычные, странные. - Я устраиваю сегодня вечеринку в кафе и приглашаю тебя присоединиться, будем праздновать прошедший Новый Год. – Неужели приглашение?! Но…
- Спасибо, но, наверное, у меня не получиться.
- Ммм… Жаль. Но ты приходи, обязательно приходи, если все-таки выйдет. Вот, на всякий случай, запиши мой номер телефона.
Странно это - записывать номера. Телефон подарили опекуны, так как все время заняты, в разъездах, и не могут уделять достаточно времени для него, легче иногда связываться по телефону. Помимо их номеров в контактах значится еще один. Этот номер записан, так, на всякий случай, для «непредвиденных ситуаций». И теперь, туда вписывается еще один, и становится отчего-то приятно. Трудно объяснить, почему. Возможно потому, что это первые номера, начало чего-то нового.
Он вошел в класс. Учителя не было. Трудно вспомнить, какой предмет на очереди. И первое, что бросилось в глаза – сидит его сосед и что-то пишет. По телу пробежались мурашки, невозможно на него смотреть просто без каких-либо реакций, это как рефлекс. Саске как включатель, а электролампочка - он. Надо сесть на место. Но как тяжело это сделать. О чем говорить или лучше молчать? Молчание порой все-таки необходимо, оно не требует ответа, в нем спокойно течет жизнь.
И сосед молчал тоже, подчиняясь закону тишины. Нечего сказать. Все так запуталось. Ни один из них не гей. Это известно предельно точно. Но с Наруто… это необъяснимая тяга, неправильная… это помешательство. Что же в нем такого? Почему невозможно себя контролировать?

Темнеет рано. До весны еще далеко, и земля по праву отдыхает, просыпаясь поздно и засыпая рано.

Звонок оповещает либо о начале, либо о конце.
Старшеклассники разбредаются по домам, сегодня их задержали, подготавливая к экзаменам.
Наруто долго возился в классе, поэтому вышел одним из последних. Но у входа в здание стоит Учиха, прислонившись спиной к стене, и просто смотрит перед собой. Наруто остановился и предельно внимательно глянул на одноклассника. Как всегда спокоен.
- Саске…
- Пошли.
И Саске двинулся куда-то вперед, и ничего не оставалось, кроме как следовать за ним. В голове сразу начали сменяться один за другим фрагменты тех сцен, где они оставались наедине, и чем все это оборачивалось. Нежные прикосновения, шепот, поцелуи, сладко-горькая пытка. От такого немеют руки, а сердце бьется, как в конвульсиях. А затем открывается правда: неправильность происходящего, перерастающая в панику – а как должно все это быть? Что делать?
Остановились. Детская площадка. Так как темно, уже никто не гуляет. Никого нет.
- У нас проблема. И она требует немедленного решения, – сухо, как факт, произнес Учиха. - Все что происходит – неправильно, это… я не знаю, может, играют гормоны. – Трудно подобрать слова, когда не знаешь, прав ли. Но решение должно быть. - Найди себе девушку.
- А ты? Как ты можешь говорить, как будто я один виноват, когда сам…
- Идиот! Я же хотел это пресечь в корне. И именно потому решил встречаться с Ино. Это должно было остановить эту ненормальность с обеих сторон. Откуда ж мне было знать, что ты…
- И что теперь? – перебил его Наруто. Он знал, что виноват, очень сильно виноват. Но признавать это перед Учихой… - Что делать сейчас?
- Можно попробовать не пересекаться. Для начала разместиться на разных партах, а затем поменять школу.
Саске – друг, лучший, единственный, хоть и придурок. Без него нельзя. Отпустить будет сложно. Это как вырвать сердце. И с ним нельзя – чревато последствиями. Что же это за идиотизм такой?
- А какие еще есть варианты?
- Сакура тебе предлагала пойти в кафе. Почему отказался? Это же твоя мечта – быть с друзьями. Так в чем же дело?
- Тебя она тоже пригласила.
- Я туда идти не собирался. И я тут не причем. Ты трус, Наруто, - блондин с вызовом посмотрел в упор. - Ты всегда пытался привлечь внимания, добиваясь дружбы, уважения. А когда судьба тебе все преподнесла на блюдечке… Ты боишься потерять, не приобретя. А в жизни надо пройти все. Ты ничего не добьешься от людей…
- Заткнись. Ты ничего не знаешь,- оборвал его на слове Узумаки.
- Я знаю. Я, наверное, единственный, кто тебя знает достаточно, чтобы говорить подобное. На самом деле ты слаб и сломаешься от одного неверного движения, – Саске тщательно всматривался в темно-бирюзовые глаза, блестящие от света уличных фонарей. - Да ты без меня никто. Дешевое подобие человека.
- Заткнись, ублюдок! Заткнись! Или я за себя не ручаюсь. – Когда кажется, что устал, что сил нет даже дышать, второе дыхание может активизировать только злость, внезапная и будоражащая, как извержения вулкана
- Обиженный маленький мальчик. Мир отобрал игрушку. Оставил одного в этом большом мире. Как же так, а?! Одним все, а другим ничего. Бедняжка.
Это была последняя капля. Наруто налетел внезапно, как ураган, как торнадо, с желанием разнести все, что попадется на его пути в клочья. А на пути - Саске – причина его гнева.
- Закрой свою пасть! – удар пришелся о надменную аристократическую рожу, с намерением выбить все зубы, чтобы шепелявил, заткнулся, чтобы прикусил свой поганый язык, на худой конец, лишь бы с его рта не лился яд, режущий душу заживо.
Удар неожиданный и очень сильный. От такого удара брюнет ощутил секундную дезориентацию и упал наземь, но, чуть придя в себя, сразу же решил ответить за Учиховскую гордость ударом-подножкой, что пришелся о колено Узумаки. Теперь оба на равных - оба на земле. Единственная мысль в двух головах – достать до лица товарища, надавать тумаков как следует, чтобы доказать свою правду. Непонятно, почему это было так важно доказать, но доказывали упорно оба. Благо, ударов на их долю выпало немного, по удару - по два на брата. Даже вулкан не может извергаться вечно.
Саске пригвоздил Наруто к земле, опасаясь еще одного не худого кулака, руки завернул за его голову, а сам восседал на его животе, так что лишних движений, опасных для брюнета, последовать было недолжно.
- Ты ничего не добьешься. Ты слабак.
- Иди ты в жопу, - борясь с отдышкой, высказал свое мнение на это Узумаки.
- Уже там был, – злость моментально спала, а на замену ей пришла не так давно забытая неловкость. Саске смотрел на сбитого с толку парня, а затем слез с него и принялся отряхивать со своего пальто грязь и снег, тщательно собранного со здешней округи, и между тем спокойно поинтересовался. - Своеобразное у нас общение, не находишь?
- Не нахожу, - отрезал блондин, принявшись очищать и себя, просто сбивая с куртки налипшие комочки снега.
- Результативное, - продолжил мысль Саске.
- Благодаря кому?!... – риторический задал вопрос Наруто, решив не оставаться в долгу за лукавый намек.
- Скажи спасибо, что я с тобой вообще вожусь.
- ДА ПОШЕЛ ТЫ!!!... - плюнул на куртку и двинулся с места происшествия куда-нибудь, где не будет этого заносчивого ублюдка.
Идти домой не хотелось, там никого не было. А когда остаешься наедине с самим собой, в голову лезут настойчивые мысли, от которых нужно избавиться, нужно отдохнуть.
- Сакура, привет. Это Наруто. Так что там на счет кафе? Приглашение еще в силе?

На пороге небольшой кафешки его встретила Сакура и проводила внутрь помещения. Все убранство располагает к себе. Уютно. Витает терпкий аромат кофе, да и внутреннее обустройство отдает цветом капучино.
- Я думала ты уже не придешь. Тут почти вся наша футбольная команда, так что вечер обещает быть веселым, - усмехнулась девушка подобной мысли, высказанной вслух.
- Спасибо, - отчего-то взбодрился Узумаки
- Чего-нибудь хочешь? Салаты, легкие закуски…
- Я б хотел мороженного… Можно?
- А… эм, конечно, - нашлась Сакура. Просто странно, парню захотелось мороженного вечером, зимой… Кто его разберет? Официант рядом, так что заказ сделать стоит. - У тебя все в порядке?
- Да, все отлично
- С Саске поругался, – догадалась Харуно. - Ну, в смысле, ты же только с ним и общаешься, в основном, ну, я и подумала…
- Да забудь, все в порядке, - отмахнулся собеседник. - Мы с ним все время ругаемся. В этом нет ничего особенного. Не обращай внимания.
- А почему вы ругаетесь?
- Потому что он полный придурок.
- И в чем это проявляется?
- Да во всем. Ну, будет нормальный человек, перед тем как дать подзатыльник, тщательно расставлять в определенном порядке учебник, тетрадь и прочие прибамбасы на парте? Видите ли, «нужно рассчитывать время на все». Со стороны он кажется нелюдимым, спокойным и трезвомыслящим. Да черта с два! За всем этим скрывается язва, чрезмерная гордыня и неумение общаться. Стоит его только узнать поближе, как первоначальное мнение о его завышенной самооценке стирается. Она у него не просто завышена, она у него гигантизмом страдает. Думает, что все знает и лезет со своими нравоучениями... Эдакий крутой парень. Гад он самый настоящий. Такую скотину еще нужно найти. И при всем этом умудряется оставаться невинной овечкой. Терпеть его не могу. Правда, он своих качеств и не скрывает. В общем, странный тип. То ли я тупой, то ли он просто придурок.
- Ты интересный, Наруто. С такой точки зрения я на Саске еще не смотрела, - такая речь не могла не вызвать улыбки. - Похоже, ты его действительно хорошо знаешь. – И чуть погодя, поинтересовалась. - А какие девушки ему нравятся?
- Девушки? – пришлось задуматься. И зачем девушке знать предпочтения парня? - Не знаю.
- Ну, с кем он способен был бы наладить свои отношения, я имею в виду, какая она должна быть, чтобы он захотел с ней иметь дело?
- Сакура, зачем тебе это? Он для этого не создан, в смысле, не знаю, я его в этой роли плохо представляю. Ему пока в морду не дашь, слушать не станет.
- Ну, главное, у Ино ничего не получилось, - заключила свой вывод розововолосая девица и отхлебнула принесенное горячее кофе из чашки.
- Что? – не понял блондин.
- Знаешь, Наруто, ты хороший, - переключила внимание на иную тему гениальная одноклассница, осознавая, что объяснять, что к чему, смысла не имеет. - Тебе только дурью надо прекратить маяться, поумнеть малость и научиться правилам приличного тона.
- Хех… Я теперь понимаю, почему ты мне так нравилась, - повеселел Наруто.
- Нравилась? – искренне удивилась Харуно. А что? Она красивая, да и Узумаки стал в последнее время достаточно привлекателен, популярен. Преобразился. С ним ощущаешь себя как-то открыто, как ни с кем другим. Но совершенно бескультурный и нетактичный. И почему «нравилась»? Сейчас что, уже нет?!
- Ну, потому что ты такая, какая есть. Мы с тобой очень похожи.
- … Наруто, ЕШЬ МОРОЖЕННОЕ!
Все остальное время они уже провели в компании своих подтянувшихся друзей, обсуждая футбольный кубок, тактику игры и пересказывая нелепые случаи на игре и вне ее.

Странно, так легко. Легко общаться со старыми знакомыми, открывая в них новые, положительные стороны. Они оказались не такими уж сволочами, как казалось раньше. Просто, непонятно почему, имели предвзятое отношение, причину которого объяснить затруднительно. Хорошо. Весело. Рядом друзья. Много новых друзей. Сложно поверить, что все могло быть не так. Все оказались людьми, со своими проблемами, характером, привычками, методом общения, а не серой бесформенной массой, имеющей одну цель - сжить со свету Узумаки Наруто.
Хочется бегать и орать во все горло «спасибо», чтобы кто-то там, наверху, услышал, понял, что он признателен за оказываемую снисходительность к простому смертному.
Начинается новая жизнь, новый этап. И что бы не ждало там, впереди, все можно преодолеть. Осознавая, что ты не один, что тебя, наконец, приняли со всей твоей индивидуальностью и готовы идти бок о бок, не отстраняясь, доверяя.
Приятно ощущать подобные эмоции. Черт возьми, как все-таки приятно. Так вот что значит выражение «на седьмом небе от счастья»
И все решится, все проблемы - ерунда. С Саске он тоже все решит. Пусть придурок, пусть ублюдок, пусть самая напыщенная сволочь с безграничной самооценкой, но друг, первый, лучший, и до недавнего единственный. Он защитит, поможет с долей пафоса, всегда скажет пусть и обидную, но правду, перед ним ничего не надо скрывать, нет смысла, да и не получится. С ним хоть в огонь, хоть в воду - повыпендривается для приличия, но не подставит. Где найти еще одного такого Саске?! Просто эту проблему надо пройти, решить вместе, не позволяя разбегаться в разные стороны.
И Наруто не позволит. Появилась полная уверенность в том, что все в его руках, и он приложит максимум усилий, чтоб все было на высшем уровне.

Саске пришел домой. Там никого еще не было. Брат, видно, был еще на работе. Хотелось завалиться спать, и чтоб никто не трогал. Изрядно измотанный и достаточно злой. Отдых необходим, без него в нашей жизни никак. Отдых - это не только восполнение энергии, он способствует протрезвлению сознания, ясности ума. А когда ты сердит, ни о какой ясности ума речи быть не может. Стоит отвлечься, расслабиться. А затем сделать выводы и найти выход из ситуации. Но настойчивые мысли так и лезут во взвинченный мозг, мешая нормально расслабиться.
Саске сел на диван и включил телевизор. Картинка и звук - все это способствует перенаправлению мыслей в другое русло, если к ним прислушаться, и, значит, должно помочь отцепиться от навязчивых дум.
На журнальном столе пульт и мобильный телефон. Включив телевизор, по которому шли какие-то новости, брюнет потянулся к мобильному. Просто так. От нечего делать. Залез в телефонную книжку и просто начал перебирать номера.
Итачи – брат. Отличный старший брат. Единственный родной человек. Если бы не он, трудно бы ему сейчас пришлось.
Родители погибли давно. Нелепая смерть – авиакатастрофа, зато сколько боли. А Итачи был рядом. Всегда рядом. Обувал, причитал, старался чаще оставаться с ним дома, помогал обучаться, тренироваться, и, по сути, младший Учиха многое перенял непосредственно у него. Не смотря ни на что, Господь наградил его лучшим братом, которого только можно себе представить: добрым, умным и заботливым.
Киба – любитель собак. С ним его связывает только футбол. До сих пор помнится момент, когда Инудзука пытался показать и обучить новоприбывшего члена команды основным приемам игры, ведь именно тогда, в самый первый день, Саске признали сильнейшим игроком, и, понятное дело, в советах более он не нуждался. А вот другим игрокам от него часто доставалось на орехи. В общем, крикливый парень, и единственный, по сути, с кем он общается на площадке.
Узумаки – антидепрессант быстродействующий, стоит только узреть этого идиота, как поток колких фраз сам лезет наружу. Наруто не знает об этом мире ровным счетом ничего. То, как он жил до этого – загадка. С его-то багажом знаний смело можно поступать в детсад, в лучшем случае – начальную школу. Он же совершенно не знает законов жизни. Но он упорный, годами добивался, чтобы его приняли, черт знает зачем, и добился - прославленный хулиган. Дурак. Хотел, чтобы признали, но сам не знает, что делать после. Непредусмотрительный. Страх потерпеть крах опережает реализацию всех его грандиозных планов.
Саске, немного подумав, настрочил что-то в телефоне, чуть увеличил звук уже какой-то рекламы и удобно расположился на диване.
По телевизору мелькали изображения, рекламировали шейпинг-оборудование для пресса, ягодиц, ног, и рук, как всегда, по доступной цене.
Говорят, глаза – зеркало души. Ну, что можно сказать по непроглядным черным глазам, в которых просто мелькают светлые голубые пятна, отсвет другого источника света? Эти черные блюдца направлены в одну точку и не двигаются, пытаясь узреть смысл в нелепых движениях какой-то блондинки на беговой дорожке. Впитывают в себя чужой свечение, которое постепенно пропадает, гаснет, уходя в самое дно неразличимых широких зрачков.
- Устал… - озвучил он для кого-то незримого.
Веки расслабились и чуть опустились, рука соскользнула с дивана, а широкая грудная клетка сделала, нарочито медленно, свой последний выдох.
Не смотря на звуковое сопровождение телевизора, в комнате стало спокойно, одиноко, тоскливо.
Глаза – тьма в тумане ночи, бездна океана под слоем льда, два тусклых черных опала, смысл вселенной за озоновым шаром; их глади не коснется больше блики солнца, звезд, одинокой луны. Эти глаза больше не увидят восхода и заката, птиц и зверей, движения листьев на ветру, улыбок и слез. Они погрузились во тьму, вернулись к холодному первоисточнику, и впереди только потусторонний мир: мир грез, мир марева, мир неизвестного начала,
Эти глаза - обратная сторона зеркала, в них пропала искра, в них больше нет души. Провидица-Смерть по праву забрала с собой во мрак невероятные, красивые глаза.

Наруто сидел за своей партой, уставший, но счастливый, и посматривал на дверной проем, в ожидании своего соседа.
Вечеринка в кафе закончилась поздно, и хотя он, казалось, за день совершенно выдохся, душу грела мысль, что все может измениться в лучшую сторону. Как бы там ни было, не встреть он Саске в своей мрачной жизни, этого всего бы не было. И что бы Учиха там не говорил, они не расстанутся, он направит на это все свои силы, как на проблему первой важности. Все решится, и даже если придется терпеть этого придурка всю свою жизнь, они останутся вместе, и пусть пеняет на себя - сам говорил, что нельзя бояться проблем.
В дверях показалась Сакура, которая, заприметив Наруто, помахала ему рукой в знак приветствия.
- Привет! – отозвался радостный блондин и тихо, про себя, добавил. - И тебе привет!
Потрясающее слово «Привет». Так могут здороваться люди из близкого круга, общаясь на равных правах. Так могут здороваться друзья.
- Капец, Шино. Ты меня со своими жуками в гроб загонишь…- в класс вошел Киба с неизменным товарищем. – Салют! – пилотировал Узумаки шатен.
- Здоров! – последовал бодрый ответ.
Класс все заполнялся беглыми учениками, и время шло к началу урока. Многие одноклассники поприветствовали блондина, проявляя, таким образом, уважение за пройденный матч. Никто не думал, что этот хулиган сумеет вырвать приз у судьбы и стать популярным. Знать Узумаки Наруто – красавца, отличного футболиста, единственного приближенного к высокомерному Учихе, и так на него непохожего, а тем более, зваться его другом – честь для многих учащихся.
Прозвенел звонок, а Саске так и не появился.
Неужто опаздывает? Может, проспал? Уж кто-кто, а Саске всегда приходил вовремя, что бы там ни было.
Последним в аудитории зашел учитель в сопровождении директрисы школы, госпожи Цунаде. В классе стало предельно тихо, и белокурая директриса промолвила:
- Мне трудно об этом говорить, но… Вчера, около 6 часов вечера, скончался ваш одноклассник… друг, Учиха Саске. Причина смерти - остановка сердца, вызванная осложнением неудачного ранения. Он был одним из лучших учеников нашего заведения и… умер очень рано… Почтем его память минутой молчания.
Класс молчал, не в силах поверить, осознать правдивость происходящего.
Постепенно на глаза наворачиваются непрошеные слезы. Невозможно объяснить, почему так паршиво. Чувство безвыходности, безнадежности, отчаяния. Умер человек, с которым, хочешь не хочешь, встречался ежедневно на занятиях, которому симпатизировал, обожал, ненавидел, уважал…
Так странно. Так… неправильно.
Непривычно спокойный класс отпустили по домам, потрясение оказалось слишком велико, и Наруто побрел к себе, необоснованно спокойный.
- Сас…ке, - желание произнести имя, почувствовать его объем, форму, жизнь и предельно четко понять, что это имя станет запретным. Пять букв, обычное звучание которых является паролем, ключом к безграничной боли. Боль, ее не унять, не укрыть, не спрятать. Она занимает огромную территории в человеческой душе, как черный ящик Пандоры, ключ от которого не потерять. Саске. Пять букв, два слога, которые вросли и стали смыслом всего существования, занимают все мысли и все окружающее пространство. Саске везде: в пейзажный картинах, висящих на стене, на мягком ковре, удобно разместившись, в отражении черного экрана, выключенного телевизора… Саске – это память, воздух, кровь, вода, еда, небо, земля, люди…
- Ублюдок… я не хочу этого. Не хочу…
Колет в сердце, и хочется выть. Саске – это жизнь. Саске – это боль. Жизнь – это боль.
Зачем вся эта чертова жизнь?! Чтобы страдать?! За что?! Невыносимо.
- Ненавижу!
Зазвонил мобильный. Наруто достал из кармана компактный аппарат, на дисплее которого высветилось имя – Сакура. Немного повременив, он все-таки ответил на звонок:
- Да?
- Наруто, я… Я… - девушка не могла высказаться, слезы сбивали с четкого направления речи, и это хорошо ощущалось.
- Сакура… я знаю, – решил не дожидаться окончания предложения Наруто. И так понятно, говорить сложно обоим, но это так необходимо. На том конце связи послышались несдерживаемые всхлипы, и самому захотелось взвыть от неизбежной печали.
- Ты как? – немного взяв себя в руки, сквозь нескончаемый поток слез, поинтересовалась девушка.
- В порядке, – вот и все, что смог сказать сдавленным голосом Наруто.
Больше его ни о чем не спрашивали. Понятное дело – паршиво обоим, и разговор ни к чему хорошему не привел. Не получается отвлечься. Общее горе, виновник которого Саске.
Сакура отключила связь, и Наруто невидящими глазами посмотрел на телефон, экран которого засветился. Кто-то прислал сообщение.
«Докажи, что не трус. Стань победителем. P.S. Хотя, все равно, что бы ты не сделал, так и будешь идиотом!
Отправитель: Придурок»
Слезы давят, живот скрутило, воздух не поступает в легкие, виски сжимаются, и дикий вой так и застревает в горле, выпуская наружу только глухой хрип.
Немой крик – просьба о помощи, о которой заранее знаешь, что не окажут. Тупик, из которого нет сил выбраться, да и желания тоже.
Одиночество – само по себе ничто, но когда ты теряешь то, к чему привык, привязавшись намертво, одиночество становится безумием, жизнь - тягостью, мир - графической голограммой, и остается только желание все вернуть или уйти в небытие.
Наруто свернулся калачиком, изо всех сил прижимаясь к коленям, слезы бежали по напряженным скулам, закушенным губам, глаза не различали форм и оттенков – мир размазался, как кляксы на холсте неопытного художника. И хочется почувствовать себя в безопасности, хочется, чтобы все оказалось кошмаром, и, проснувшись, рядом с собой найти Саске, и чтобы он обнял и успокоил, сказав, что все это ему причудилось. Как же хочется его обнять, прижать к себе, ощутить его тепло, услышать голос, еще раз заглянуть в его глаза и не отпускать, никогда не отпускать.
И с замиранием сердца, давясь солеными ручьями хрустальных слез, одними губами, шепотом произнести:
- Я люблю тебя. Я так тебя люблю…
Боль. Вы думаете, что знаете, что это такое? Хм…
Боль – это когда рвет все артерии, как натянутые струны, и тело покрывается бурыми пятнами крови. Когда тебя скручивает, и не в силах дышать, крича, визжа, извиваясь, не находя покоя, погибая в диких, нелепых мучениях. Когда хочешь жить и понимаешь, что обречен, когда перестаешь контролировать ситуацию, когда от тебя ничего не зависит, когда жизнь на волоске. И ты сдохнешь, молча или крича, при зрителях или без них, но не потому, что это предсмертные конвульсии, а потому, что сам захочешь покоя тьмы. И плевать, физическая это боль или душевная – симптомы одни и те же. Но перед тем, как сдохнешь, не умрешь, а именно сдохнешь - умирают люди, которые жили и умели жить, а подыхают те, кто обрывает собственную жизнь – слабаки, неровня человеческим душам, не заслуживающие уважения и физического тела, ты обязан понять - твое самоубийство никому не нужно, ибо ты никто, малейшая частица мира, никто не станет вспоминать идиота, не добившегося своим укорачиванием жизни ничего. Боль надо пережить, боль надо пройти.
Только тот, кто действительно знает, что такое боль, знает, что такое жизнь.

Раз надо жить, значит, надо жить. И Наруто не посмел пойти против пожелания Учихи – он станет победителем.
А Саске… Саске везде, в каждой клетке мозга… что тут еще сказать?

Дуновение ветра – твое касание, лучи солнца – твое дыхание, ночь – твоя натура.
Ходить и видеть в витринах твое отражение, видеть, как ты улыбаешься искренне, как никогда прежде, как никому не улыбался. Чувствовать тепло, странное тепло внутри, где-то в районе сердца или души и становиться счастливым. Разве такое может быть?! Может. С тобой может быть все.
- Наруто, друг, чего замер? Пошли, - позвал его Гаара. Наруто повернул к нему голову, улыбнулся широко и весело, совсем по-Нарутовски.
- Да. Чего так долго, парни? Мы же должны успеть до вечера…- послышался удаляющийся со своими друзьями голос блондина.

Теряюсь я в догадках,
в прекраснейших любви загадках.
Смысл слова безграничен,
И ты мне, милый, не безразличен.
Увлечен я тобою
И не могу совладать я с собою.
Странная штука эта любовь:
Чувствуешь счастье
И чувствуешь боль.


Теги: NC-17, Саске/Наруто, миди, Фанфики
[11 голосов]
Просмотров: 777 | Добавил(а): Tokaarichizuka

Всего комментариев: 2


Britenny 25.08.2011 в 17:04 написал(а): Спам
:'(

0  


Katrin 04.04.2012 в 02:13 написал(а): Спам
Потрясающе..эмоций море, улыбки,страх,непонимание..и очень грустно.
1naruto_vv
Но у того кто писал определенно огромный талант! 1naruto_ok 1naruto_ok

0  

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
NarutoRS © 2009-2011 | Design by Tokaarichizuka-Sama | Хостинг от uCoz
Любое копирование дизайна или его элементов запрещено и преследуется по статье Кодекса РФ "Об авторском праве".
Информация предназначена для ознакомления, и, если материал нарушает Ваши права, обратитесь к администратору.
Администрация сайта не пропагандирует гомосексуальные отношения, а сайт входит в категорию "18+".




Рейтинг@Mail.ru    
-