Here Comes The Sun (Глава 20 - The End) | Миди/Макси | Фанфики | Яой Нару/Сасу, яой Сасу/Нару,яой по аниме Naruto,Наруто

 
Введите логин:


Пароль:





 

 
 
Любимый персонаж?
Всего ответов: 490
 
 

 
Клацни по ссылкам, помоги сайту. Аригато!
 

 
Fantasy Fanart - мультифендомный архив яойных/слэшных/гетных фанфиков



Наш баннер:



 

 


Видео
В своих ладонях он д...
Денег нет!/Okane ga ...
Гравитация/Gravitati...
Гравитация/Gravitati...
Гравитация/Gravitati...
 

 
Всего: 952
Онлайн всего: 1
Неивестные: 1
Пользователи: 0
Администратор
Модератор
Санин
Джонин
Чуунин
Генин
Житель деревни
Сейчас онлайн:
Сегодня были:
 

Главная » Фанфики » Яой (Naruto) » Миди/Макси [ Добавить фанфик ]

Here Comes The Sun (Глава 20 - The End) 26.07.2011, 00:27
Название: Here Comes The Sun. (вновь солнце здесь)
Глава: 20 глава
Автор: Melrior
Бета: самобета
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17 (постараюсь дотянуть)
Жанр: драма, ангст, и юмор (по крайней мере попытки юмора)
Размер: макси
Состояние: закончен
Дисклеймер: все права принадлежат Масаши Кишимото.
Предупреждения: AU, нецензурная лексика, насилие, наркотики, ООС (хотя старалась этого не допускать), смерть персонажа, BDSM, твинцест (намеки)
Размещение: Да где угодно, но с шапкой! А скажете автору, то мне будет невероятно приятно! ^_^
От автора: Это мой первый опыт. Не претендую на большую оригинальность, но все-таки стараюсь. В тексте встречаются цитаты из песен и книг. Название фика – это название песни The Beatles.
От автора 2: Фак зе систем! Я сделала саму себя! Я дописала это до конца!

Да, в сущности, не всё ли равно, чем всё это закончится? Единственное, что было важно для него, как и для всякого живого существа, — это избавиться от невыносимых мук.
(Арианна Хаффингтон)


На пару мгновений наступила оглушительная тишина, и только шершавый ватный шум в ушах давал понять, что на самом деле звуки в комнате есть. Невероятным усилием воли Наруто заставил себя не паниковать. Если он сейчас запаникует, кто знает, что может случиться с раненным Саске?
Звуки бурлящим потоком влились в уши Узумаки, когда темные пятна перед глазами начали пропадать.
-Какого хрена тут происходит, Итачи?! Ты не посмеешь отдать его этому змею! – кричал Саске, сверля черными глазами брата, который бесстрастно взирал на него, явно обдумывая что-то.
Кажется даже, что Итачи был доволен.
А он и правда был доволен. Саске успел до того, как Дейдара что-либо сделал Наруто. Итачи вовсе не жалел парня. По большому счету ему было плевать на него, но если Саске его любит - это значит, что в нем есть что-то.
От попыток освободиться из захвата, Саске удерживал Сасори, который подошел к Наруто, дернул за шиворот, заставляя сесть на колени, и приставил холодный металл пистолета к его виску. Учиха младший заметил, что взгляд его Ра стал осмысленным, больше он не собирался терять сознание или биться в истерике. Болезненная бледность его всегда золотистой бархатной кожи дали Саске понять, что тот был не на шутку перепуган. Блондин вцепился взглядом в его раненное плечо, из которого хлестала кровь, растекаясь бордовой бабочкой, пропитывая футболку насквозь. Ранение было не опасным. Пуля только сильно царапнула плечо. Единственное, чем рисковал Саске – это потерять много крови и Наруто, который поднял большие аквамариновые глаза на его лицо и со злостью посмотрел в глаза. Учиха младший понял, что так перепугало Узумаки. Не то, что его вот-вот продадут обратно Орочимару и что там могут с ним сделать, а то, что его - Саске, ранили.
-Можешь поехать с нами и побыть с Узумаки еще немного времени, раз уж ты так рвешься быть с ним, - благородно разрешил Итачи, разворачиваясь и выходя из комнаты.
-Ты не посмеешь! Итачи! Слышишь?! Сволочь! Я убью тебя! Клянусь, я тебя убью!- кричал Саске, пока ему связывали руки за спиной. Затем ему в рот сунули кляп, заставляя заткнуться, и потащили к выходу, ведя перед ним Наруто со все еще приставленным к виску пистолетом.
Их втолкнули на заднее сиденье черного хаммера Итачи. Сначала Саске, затем Сасори небрежно кинул внутрь Наруто, надавливая на висок пистолетом, заставляя лечь головой на колени Саске. Учиха тут же почувствовал его тепло и мелкую дрожь. Блондин прижался щекой к его ногам, вжимаясь в него, будто хотел раствориться в нем, впитать его запах, его тепло, срастись корнями. Саске согнулся и уткнулся лбом в растрепанные золотистые волосы, втягивая носом запах апельсинов. Он никому не отдаст своего Ра.
Рядом с водителем сел Итачи. Сасори сидел рядом с Наруто, больно вдавливая холодное дуло пистолета ему в бок. Он сожалел о том, что не получилось у Дейдары. Все-таки отомстить за их те ранения, было делом чести.
Машина тронулась, и они мерно покатились в направлении поместья Орочимару в сопровождении тойоты в которой сидел расстроенный Дейдара.
Мизуки, всеми забытый, остался лежать на полу в злополучной комнате. Дрожащими руками он зажимал ножевые ранения. Сквозь пальцы настойчиво текла темная живая вода. И какого черта он вообще оказался втянут во все это дерьмо? Хотел легких денег, и свалить подальше отсюда? Глупая, мать ее, мечта. Головой надо было думать, когда нанимался в охрану. Знал ведь, что это якудза, а от них ничего хорошего лучше не ждать.
«-Черт. Как глупо. Сдохнуть, как собака, от руки сопливого пидараса. Бляяять…»
Глаза охранника закатились. Без сознания он пролежал до тех пор, пока тихонько не умер от потери крови, окрашивая дорогой светлый ковер несмывающимся пятном.
Ковер придется выкидывать. Жаль.

***
Знакомый до боли поворот. Дорога вверх. Еще поворот. Лязг отпирающихся черных металлических ворот, шуршание тяжелой машины по усыпанной гравием дороге.
Наруто зажмурился.
Дыхание снова сбилось.
Они в поместье Орочимару.
Это конец?
Как такое могло произойти? Ведь все только-только начало налаживаться.
Кто там наверху дал ему всего одни сутки настоящей, полной жизни? Почему всего сутки ему было позволено любить и быть любимым?

Их обоих, как щенят, вытащили за шкирки из машины, и, подгоняя оружием, повели к парадному входу в этот каменный дворец. С Учихой младшим обращались на порядок лучше, чем с Узумаки, которому доставались болезненные тычки пистолетом и удары в спину, будто он какая-то скотина, а Сасори его погонщик.
Наруто старался все время смотреть на Саске, словно запоминая его, записывая на пленку своей памяти. Стараясь уловить малейшие изменения в его лице, глазах-омутах, запоминал его слаженную фигуру, скользил взглядом по плечам, которые целовал и кусал совсем недавно, все еще помня на языке соленый вкус его кожи, смешанного с горьким привкусом парфюма. Выхватил взглядом засос на шее, поставленный сегодня утром. Вспомнил нежность прикосновений Саске на своем теле, мягкость его длинных черных ресниц под подушечками своих пальцев. Прокручивал в голове их укуренную пьянку на крыше, поездку в парк развлечений. Как захотелось сейчас вместе с ним взглянуть на их звезды, еще раз впервые попробовать сладкую вату.
Еще раз поцеловать.
Он уже решил, что будет делать. Мысленно он уже прощался со своим Дьяволом.
Огромные тяжелые двустворчатые двери растворились, открывая проход в логово змея. Кабуто, поправляя очки, стоял на пороге и встречал долгожданных гостей, как всегда при параде – в черном смокинге и тонких белых перчатках. Наруто всегда казалось, что этими своими перчатками он как бы намекает, что в кармане у него лежит скальпель, и он может устроить вскрытие в любой момент.
Кабуто цепанул глазами все видимые повреждения наУзумаки, и отметил про себя, что за это надо бы снизить цену за питомца.
Но Орочимару во всяком случае будет доволен.
Они прошли в просторный холл, выполненный в стиле средневекового замка. Кабуто любезно предложил всем сесть на старинные диван и кресла, сообщив, что господин Орочимару сейчас спуститься к гостям и тогда они уладят все денежные вопросы.
В то же мгновение на верху широкой лестницы показался хозяин поместья.
Орочимару был на взводе еще с момента, как ему позвонил Учиха Итачи и сообщил о находке. Сердце его билось, как ненормальное. Он кинул взгляд вниз, сразу выхватывая из всех прочих присутствующих своего солнечного мальчика. Все так же прекрасен. Все так же похож на Минато.
Его! Только его мальчик!
Их глаза встретились. Пропитанные страхом и какой-то болезненной уверенности сапфировые глаза Наруто, и острые, влажные, цепкие полубезумные черные глаза Орочимару.
Не обращая внимания на всех остальных, на подкашивающихся ногах, хватаясь за перила, чтобы не упасть, мужчина спустился по лестнице, не отрывая взгляда от Наруто. Ему что-то говорил Кабуто, но все слова пролетали мимо ушей. Он слышал только громкие удары своего сердца. Видел только своего мальчика. Он подошел к нему, упал перед ним на колени, заглядывая в глаза, читая в них бурю эмоций. Как всегда. Эти глаза полны невысказанных слов. Орочимару провел холодной рукой по мягкой горячей щеке дернувшегося от него парня, ощущая под пальцами тонкие полосочки шрамов и горячую, налившуюся кровью гематому. Даже с этим синяком все еще прекрасен.
Все как в тумане.
Наконец-то его малыш снова с ним.
Орочимару осторожно, невесомо запустил пальцы в мягкие волосы скривившегося паренька, вспоминая их густую шелковистость, и сильно сжал их в кулак, увлекая подняться на ноги.
Сердце Наруто готово было выпрыгнуть из груди. Он снова видит этого человека. И тот снова прикасается к нему. Снова причиняет боль. Снова прожигающе смотрит, будто стреляет из двустволки.
Нет. Он не вынесет этой пытки еще раз.
Саске дернулся было в направлении хозяина поместья, но Дейдара от души вдавил пальцы в его раненное плечо, впиваясь ногтями в кожу, заставив наследника клана тихо зашипеть от боли.
Орочимару заворожено смотрел на своего питомца, как всегда непослушно вырывающегося из его хватки. Сердце начало наливаться жгучим свинцом желания. Непокорный. Бунтарь. Светлый ангел.
Безумно сверкнув глазами, Орочимару выдернул галстук изо рта Наруто, позволяя глотнуть воздуха полной грудью, хрипло наполняя легкие. Он сделал это для того только, чтобы услышать его голос.
Скажи же что-нибудь!
Наруто закашлялся. Он быстро набрал полные легкие спертого воздуха. Как много он хотел сейчас сказать. Сказать в последний раз. Хотел сказать Саске, чтобы он забыл его, чтобы он никогда не страдал и не винил себя, но вместо этого у него вырвалось:
-Люблю тебя, Саске! Я так тебя люблю, что даже поверить не могу, в то, как сильно я тебя люблю! – забывая все слова, теряя последний стыд, проглатывая боль последних сказанных слов, выкрикнул Наруто.
Сразу после этого он собирался откусить себе язык и покончить со всем этим одним укусом.
Раз.
Высунуть язык.
Два.
Резко сжать челюсть.
Однако Орочимару неуловимым движением вогнал в его рот красный резиновый шарик, сильно затягивая ремешок на затылке.
Глаза Наруто расширились от ужаса.
Не успел.
Все снова повторится.
Парень упал на пол, как подкошенный. Перед глазами все поплыло. Не может быть. Как он мог не успеть??!
Пульс.
Пульс.
Пульс в голове.
Он давал себе слово, что это никогда не повторится.

«-Ну, что же теперь, а?»
Саске застыл на месте, сраженный словами своего Ра. Он сказал ему, что любит. Он в первый раз сказал это. Он его любит! Любит! И после этого он не может потерять его! Что за гребанная ситуация?! Ну вот всегда должно быть большое западло, чтобы люди не моги спокойно любить друг друга!
Орочимару кинул гневный взгляд на Саске. Он знал, кто он такой. Он знал, что ничего не сможет ему сделать.
Но как?! Как мог его солнечный малыш полюбить кого-то другого? Он должен, обязан любить только его! Любить и обожать своего хозяина!

Якудза снова схватил его за волосы и безжалостно потащил за собой, заставляя парня взвыть от боли и начать перебирать ногами.
Кабуто бессильно покачал головой. Как мог Орочимару-сама показать себя перед гостями в столь неприглядном свете? Нужно исправлять ситуацию.
-Господа! – громко провозгласил он, обращая внимание на себя. – Пройдемте со мной, для передачи обещанной суммы и обсуждения некоторых деталей.
«Господа» молча встали со своих мест, тихо шурша одеждой. Итачи велел Дейдаре оставить Саске тут, чтобы он не мешался при передаче денег. Дейдара растеряно посмотрел на Итачи, но спорить не стал.
В итоге в холле остался только Саске. Связанный по рукам и ногам, примотанный к стулу на всякий случай.
Ему оставалось только тихо рычать в кляп.
Чертов Итачи! Что за фокусы он вытворяет? Решил поиздеваться? Привез специально для того только, чтобы он смог своими глазами увидеть, как унижают его любимого?
На столе около дивана стояла стеклянная ваза с цветами. Учиха тут же смекнул, что ему нужно делать.
Допрыгать к столу не составило большого труда. Заставить вазу упасть. Разбиться.
Упасть самому. На раненное плечо.
Больно.
Порезать руки в кровь, подбирая осколок получше.
Разрезать веревки.
Встать и побежать в сторону, куда этот скользкий змей потащил Наруто.
Все это заняло минут 8.
Много.
В голове стучала одна только мысль.
Он не может его потерять. Он сделает все, что в его силах.
«-Держись, мой Ра»

Запутанные коридоры.
Чертов лабиринт.
Хладнокровный Саске начинал паниковать. Ноющая боль в плече и потеря крови заставляли голову кружиться, а ноги подкашиваться.
Где же ты, Наруто?
Учиха увидел приоткрытую дверь, из-за которой раздавался гул работающей техники. Он осторожно заглянул в комнату. Это оказался пульт наблюдения за зданием. Множество экранов, на которых были видны коридоры, комнаты, залы. Охранник мирно дремал на удобном стуле, но Учиха на всякий случай сильно огрел его по голове железным мусорным ведром. Нехрен попадаться под руку человеку, у которого украли любимого. Тем более опрометчиво попадаться на глаза Учихе Саске.
Парень уловил глазами Орочимару с Наруто. Они поднимались по какой-то узкой лестнице, и подошли к тяжелой двери. Он увидел, как Наруто мотает головой в разные стороны, упирается. Казалось, что он - всегда сильный духом - сейчас был на грани истерики. Наконец, Орочимару втолкнул его в комнату. Наруто влетел в просторный зал на другом экране. Сердце Саске замерло на несколько мгновений.
Он разглядел этот зал.
В ярости он ударил кулаком по пульту управлениями камерами. Что-то щелкнуло, заскрипело. Экраны погасли. Саске было плевать на эти погасшие телевизоры. Он уже развернулся и собирался искать план здания в этой комнатке, когда экраны моргнули синим цветом и на каждом пошло записанное видео, которое охранник любил просматривать длинными одинокими тоскливыми ночами.
На всех экранах Саске увидел, как Орочимару насилует Наруто.
Ему стало дурно. Тошнота подступила к горлу. Голова закружилась. Сердце надорвано завыло.
Он видел слезы на глазах своего Ра, пока над ним издевался этот змей. Он бил его плетками, током, запирал в клетке, одевал в женскую одежду, в латексные костюмы, приковывал к жутким станкам цепями, насиловал игрушками или просто попавшимися под руку предметами, просто насиловал, бил, резал, выгуливал на поводке.
Заставлял делать ужасные вещи.
С каждого экрана на Саске лился поток боли и страдания Наруто.
Желудок свернулся в узел. Глаза окутала мутная дымка раскаленной ярости. Он выхватил пистолет из кобуры вырубленного охранника и растерял пульт и экраны. Сорвал со стены план дома. Пробежал глазами. Нашел место, в которое предположительно Орочимару потащил Наруто.
По карте, больше не путаясь в коридорах-лабиринтах, он бежал, гулко стуча кедами по каменным полам, слыша свое тяжелое дыхание и рой бессвязных мыслей в голове.
-Сука. Ты не жилец больше, гнида!!! – проревел Саске, ударяя кулаком в попавшуюся под руку стену. Краска треснула и стена накрошилась на пол.

***
Орочимару быстро и уверенно, как всегда, пристегнул Наруто цепями к станку. Тот рычал, выл, сопротивлялся, но ничего не мог поделать. А так хотелось снова впиться зубами в холодное запястье и почувствовать во рту противный вкус железной крови. Сделать хотя бы еще раз больно человеку, который издевался над ним долгое время.
Сердце замирало от каждого прикосновения ледяных рук к своему телу. Глаза бегали по комнате.
Нет. Не со мной;
Нет. Не со мной;
Нет. Не со мной - стучало сердце, выбивая пульсирующую дробь в теле, разгоняя по организму вибрирующие волны отчаянного страха.
Как можно было не успеть? Зачем промедлил на долю секунды? Такого никогда не должно было повториться.

Орочимару быстро и нервно разрезал огромным ножом джинсовую ткань, удерживающую в плену ноги Наруто, умудрившись несколько раз глубоко порезать чувствительную кожу. Мужчина разодрал одежду на своем мальчике буквально в клочья, заставляя блондина каждый раз вздрагивать, когда его руки прикасались к нему. С нетерпеливой жаждой якудза впивался глазами в любимое тело, наслаждаясь вибрацией оголенных нервов под своими пальцами.
Безумный блеск в глазах.
Желание.
Страсть.
Неприкрытую похоть вызывал в мужчине лежащий перед ним блондин. Такой беспомощный. Такой непокорный.
Такой же, как и всегда.
Такой его.
Может это чувство быть местью?
Может оно быть любовью?
Любовью к Минато? К Наруто?
Орочимару не знал. Ему было все равно. Он не мог оторваться от своего мальчика. Он упивался каждым прикосновением, каждым взглядом, каждым звуком, который извлекал из своего волшебного инструмента.
Зачем он покидал его на такой долгий срок? Зачем заставил мучиться? Не спать ночами. Изводить себя алкоголем и наркотой. Приходить сюда и звенеть цепями, напоминая себе о звуках оказываемого мальчиком сопротивления. Бесцельно, словно призрак, бродить по залам и комнатам, будто надеясь встретить его за поворотом.
Кажется, прошло столетие с тех пор, как он последний раз наслаждался телом своего питомца. За это время душа Наруто успела сбежать от него. Если раньше она была вместе с ним. Рядом. Наблюдала за ним прямо из этих светлых блестящих сапфировых глаз. Теперь же Орочимару чувствовал, как она стоит рядом. Почти ощущал колыхание воздуха рядом с собой.
Душа его мальчика теперь не просто сопротивлялась. Она принадлежала другому человеку. Этому Учихе Саске. Как посмел он забрать ее?
Такую бесценную!
Такую непокорную!
Столько лет он добивался тотального контроля, так и не сдвинувшись с мертвой точки, лишь наградив мальчика болезненной боязни прикосновений! А стоило какому-то сопливому юнцу поманить ее пальчиком, как она тут же сбежала к нему.
Орочимару был в бешенстве. Он осмотрел совершенно голого Наруто с ног до головы.
Недобро улыбнулся полубезумной кривой улыбкой.
Узумаки не смотрел на него. Отвернулся в сторону.
На всем его теле были разбросаны отметины Саске.
-Мой мальчик, - прошипел мужчина на ухо блондину каким-то надломленным голосом. – Как ты мог бросить папочку? Тебе придется понести наказание. Жестокое наказание. Не нужно было меня бросать. Но теперь ты со мной, теперь все будет хорошо. Все будет даже лучше, чем раньше.
Якудза провел ногтями от груди до паха парня, царапая до крови бархатную кожу, оставляя разорванные края глубоких царапин пульсировать и ныть. Тело Наруто было покрыто холодным потом, который стекал в бороздки и миллиардом острых игл впивался мясо, жег огнем.
Наруто замычал в кляп, стараясь увернуться от болезненных ощущений, но все впустую. Так было всегда. Что бы он ни делал, все всегда было бессмысленно и только усугубляло ситуацию.
Бессмысленно родился, убив своих родителей.
Бессмысленно жил.
Бессмысленно будет жить.
Дерьмо.
Лучше бы умереть.
Орочимару был уже болезненно возбужден, но страшно хотел наказать Наруто, за его невыносимый проступок. Однако терпения на то, чтобы придумывать сейчас наказание посерьезней, у него не хватило. Якудза просто хотел трахнуть своего мальчика, удовлетвориться, а потом уже можно и наказать, наиграться вдоволь.
Он расстегнул ремень, спустил с себя брюки и одним сильным, размашистым толчком вошел в Наруто. На сухую.
Дикая боль пронзила тело парня. Это ощущение он никогда не забудет. Как же было хорошо с Саске и как больно и мерзко каждый раз с Орочимару. Как бы хотелось забыть это чувство. Забыть эту боль. Забыть унижения, издевательства. Забыть это синюшно-бледное лицо, эти длинные колючие волосы – плети, эти глаза безумца, одержимого желанием. Из одного глаза блондина покатилась слеза, увлажнив ресницы, оставляя за собой мокрую дорожку соленой влаги. Она скатилась к виску и, сорвавшись, упала на молчаливый серый каменный пол, разбившись прозрачной кляксой.
Он старался никогда не плакать. Не показывать своей слабости хотя бы так. Если плакать, то только от счастья.
Только лишь всегда эта слеза вытекала из глаза, когда Орочимару насиловал его.
Разодранная в клочья душа Наруто, склеенная с помощью Саске заново, по маленьким кусочкам сложного пазла, снова разошлась по швам. Твердая уверенность, данное себе слово, непоколебимость в своих решениях и полнейший крах всего сделали свое дело.
«-Этого не по-настоящему.
Это не со мной.
Меня нет»

Орочимару рычал, наслаждаясь внутри Наруто. Он с трепетом слушал выбиваемые из легких своего мальчика звуки. Жадно трогал его тело, причиняя боль, царапая, кусая до крови. Похоть застилала его глаза.
Он не услышал, как сзади кто-то подбежал.
Не увидел, как этот человек выставил вперед руку с пистолетом.
Услышал оглушительный выстрел, раскатом грома прокатившийся по каменному залу, но было уже поздно.
Было поздно с самого начала.
Было поздно уже тогда, когда Учиха Саске встретил Узумаки Наруто.

Второй.
Третий.
Орочимару удивленно обернулся, приподняв бровь, отрывая взгляд от неподвижно лежащего окровавленного блондина.
Последнее, что он увидел – это занесенная для удара тяжелая деревянная скамья и Учиха Саске, который с размаху шибанул ею по его лицу.
Мужчина рухнул на пол, выскальзывая из Наруто, хватаясь руками за лицо и раны на груди. Все три пули прошли навылет, превратив его легкие в решето.
-Сдохни, подонок!!! Тварь! Сука! – кричал Саске, разбивая череп мужчины скамьей. Он нанес еще ударов десять, прежде чем остановиться. Он продолжал бы бить уже давно мертвого мучителя своего Ра, если бы не он сейчас лежал, прикованный цепями к большому деревянному столу.
Саске подбежал к Наруто. Дрожащими руками он прикоснулся к его холодному лицу.
-Наруто, - тихо позвал брюнет.
Узумаки лежал неподвижно. Руки и ноги безвольно разведены в стороны и висят, как у марионетки. Весь в длинных кровавых полосах от острых ногтей. Столько крови вытекло, что кажется - он участвовал в конкурсе бодиарта. В голове не укладывается то, что это настоящие раны.
Саске дышал часто-часто, с трудом вталкивая и выталкивая спертый воздух из легких. Он быстро и осторожно освободил любимого от цепей, вынул кляп, и схватил в охапку.
-Наруто, - еще раз позвал он. – Наруто, очнись! Твою мать! У меня сейчас будет инфаркт! Приди в себя! – Саске затряс блондина за плечи. Высохшая дорожка от скатившейся слезы выделялась на заляпанном грязью лице Узумаки чистой полосой.
Ками-сама! Этот подонок снова заставил его плакать!
-Он больше ничего тебе не сделает! Никогда! Ра! Приди уже в себя, в конце концов!
Саске заметил, как ресницы блондина дрогнули. Почувствовал, как напряглись его мышцы.

Тошнит. В голове все плывет. Перед глазами мутно.
Как туман на море.
Наконец, сфокусировал взгляд на лице парня, который что-то говорит ему.
Какой-то он беспокойный слишком.
Ощущение собственного тела пришло постепенно.
Пошевелил пальцами ног, дернул рукой.
Перевел взгляд с назойливого парня на потолок.
Там цепи качаются.
«-Где это я?»
- Он тебе больше никогда ничего не сделает! Пускай теперь кормит червей в царстве Аида.
Смутное чувство тревоги охватило его, когда он обнаружил себя голым, окровавленным и в объятьях парня, который осторожно и ласково целует его в висок.
«-Кто это?»
Боль во всем теле накатила какой-то жгущей волной, сбивая мысли в кучу бессвязного хлама, как цунами дома.
Расширенными глазами он оглядел помещение. Глаза его забегали по какому-то пыточному залу.
«-Что я тут делаю? Как я тут оказался? Кто это, черт возьми, на полу?! Труп?»
Наруто с трудом отвернул голову в сторону, и его стошнило прямо на самого себя. Саске быстро перехватил его поудобнее, поддерживая его почти безвольно болтающуюся голову. Он чувствовал под пальцами как тело его Ра содрогается в спазмах, извлекая из себя обратно пищу вместе с кислотой. Рвота звонко лилась на пол, брызгая в разные стороны.
-Ты как? – спросил Саске, когда Наруто перестал содрогаться и замер в его руках.
«-Как я? Мать твою! Тут человек мертвый! Мне страшно! Кто он, черт возьми?.. А я кто?»
На лице Наруто читалась полное замешательство.
Саске удивленно смотрел на блондина. Что с ним такое?
Топот ног приближающихся людей заставил Учиху младшего напрячься и отстраниться от своего Ра, чтобы занять более удобное оборонительное положение.
Когда Наруто почувствовал, что теряет тепло тела рядом с собой, то невероятным усилием заставил себя схватить парня за футболку, прося, чтобы он не уходил. Почему-то говорить не получалось. Он хотел столько всего сказать и спросить, но не мог выдавить из себя ни звука. Он смог только смять в кулаке край футболки и просить глазами никуда не уходить.
В зал вбежал Кабуто, за ним Итачи, Сасори, Дейдара и еще два охранника.
-Орочимару-сама! – прошептал Кабуто, бледнея на глазах и кидаясь к своему господину.
-Саске, - констатировал факт Итачи, склонив голову на бок.

По залу неожиданно прокатились три четких выстрела.
Раз. Два. Три.
Методично и быстро.
На каменные плиты рухнули три человека, которые даже не успели понять, что случилось, как уже были мертвы.
Один за одним.
Дейдара вытаращил глаза и раскрыл рот, Сосори сдвинул брови к переносице и сложил руки на груди. Наруто застыл на месте, еще крепче сжимая в руке край футболки и потянув парня к себе. Саске приподнял бровь и, загородив Наруто собой, обнял его одной рукой, тот сразу прильнул к его спине, инстинктивно ища защиты. Саске почувствовал, как сильно бьется его сердце.
-Сасори. Приберите тут, я пойду заберу обещанные деньги, - обратился он к своему помощнику. – Все-таки 70% обещанной суммы – это не дело за такой ценный товар. Я всегда получаю то, на что рассчитываю и даже больше. Но никак не меньше. В конечном итоге все сложилось замечательно. Клан Орочимару наверняка будет распущен после этой ночи, что не может не радовать. Саске, Наруто, идите со мной, - Итачи развернулся и направился к двери.
Саске повернулся к блондину, который расширенными глазами вопросительно смотрел на него.
-Идти сможешь? – прошептал он, убирая прядку светлых волос Узумаки за ухо.
Наруто опустил глаза в пол.
У брюнета болезненно сжалось сердце. Невыносимо видеть своего Ра в таком состоянии.
Саске попытался стянуть с себя футболку, но Наруто осторожно и протестующее приложил ладонь к его ране с запекшейся кровью. Учиха коротко взглянул на блондина.
В таком состоянии, а все равно думает о других. В этом он весь.
-Дейдара, рубашку, - ледяным тоном приказал Саске.
Якудза, корча недовольные рожи, послушался приказа наследника клана. Через полминуты в Саске полетела белоснежная рубашка. Он осторожно, чтобы не причинять лишней боли любимому, надел на него большую рубашку. Наруто все это время не отрывал взгляда от его лица. Брюнет почувствовал его взгляд и поднял голову, оказавшись нос к носу с Узумаки.
-Скажи что-нибудь, - шепотом попросил он, проводя большим пальцем по его мягкой щеке стирая грязь. Наруто открыл рот, но ничего не сказал.
Учиха закусил нижнюю губу, повернулся к блондину задом и взвалил его на спину. Узумаки обвил его шею руками, схватившись выглядывающими из-под длинных рукавов рубашки пальцами за футболку.
Поддерживаемые Саске за бедра голые ноги безвольно болтались. Густые капли крови текли по ним вниз и капали с кончиков его пальцев, оставляя на полу неровную разметку.
Саске ступал по ступенькам аккуратно, плавно, стараясь не причинить боли Наруто и своему больному плечу.
Узумаки оказался неожиданно легче, чем он ожидал. Тоньше, будто он источил себя за этот короткий промежуток времени. Эта гнида Орочимару! Как он мог поступать так с таким человеком, как Наруто?! Словно выпил из него все соки, осушив, как чертов бокал вина! Вампир.
Итачи привел их в холл, откуда они все пришли.
-Саске, я рад, что ты сделал то, что сделал. Ты настоящий Учиха. Я сделал для тебя все, что мог и ты поступил правильно, борясь до последнего за свою любовь. Можешь ехать. Больше за Наруто никто не придет, - губ Итачи коснулась легкая полуулыбка.
Его брат молодец. Догадался разбить эту вазу. Вытащил любимого почти что с того света. Еще и убил при этом Орочимару.
«-Хорошо справился, глупый маленький брат. Ты стал сильным и достойным человеком, способным искренне любить. Именно таким я тебя всегда и видел. Именно такого я тебя и люблю, глупый Саске. Именно для того, чтобы ты стал таким человеком мне пришлось убить родителей, которые хотели в конечном итоге вырастить из тебя главаря якудза. Именно поэтому я не жалею о том, что ты ненавидишь меня. Я всегда буду делать все возможное, чтобы ты оставался таким человеком, мой любимый Саске» - с радостью, приправленной тоскливой горечью неразделенных порочных чувств подумал Итачи, окидывая брата взглядом. В конечном счете он всегда будет жить его жизнью, а значит он также как и Саске будет любить Наруто. Он посмотрел на взлохмаченного, хрупкого мальчика с большими испуганными и в тоже время укоризненными ультрамариновыми глазами, выглядывающего из-за плеча Саске. Он будто делал ему - Итачи - выговор за то, что он только что убил трех человек.
Да. Он невероятен. Теплый. Светлый. Добрый. Сильный.
Поломанный, но Саске справится с этим. И если не исправит поломку, то все равно не бросит. Не сможет оставить такого человека, как Наруто.
Саске удивленно посмотрел на брата из-под длинной челки.
Ничего не сказал.
«-Что он имел в виду, говоря о том, что он сделал все, что мог? Он специально?.. Хотя… Он мог просчитать все наперед… И это было своеобразным выходом из ситуации. Он и правда помог мне? Он и правда рад, что я спас Наруто?»
Саске еще раз пристально посмотрел на своего брата, который грустно улыбался. Именно так он улыбался, когда стоял в дверях залы и думал, что его не видно.
Он играл на рояле, а Итачи всегда слушал его, стоя сзади, но его было видно в отражении стеклянной двери напротив.
Саске подумал, что, наверное, его брат не такой уж и плохой человек. Наверное, сегодня он совершил благородный поступок, если это правда, то, о чем он говорит.
Наследник клана развернулся и вышел, унося с собой свой кусочек света, который при каждой встрече выводил его из равновесия, а при расставании заставлял отчаянно желать новой встречи.
Он аккуратно, словно держал в руках тонкую фарфоровую куклу, посадил его на переднее сиденье хаммера Итачи, однако Наруто вцепился в его футболку.
-Я никогда тебя не оставлю, - заглядывая в глаза любимому, сказал Саске.
Узумаки чувствовал необъяснимую тягу к брюнету, и зависимость от этого парня. Ему было спокойнее, когда он рядом с ним.
Смотрит на него. Прикасается.
Он верил ему.
Поверил в то, что он никогда его не оставит.
Непонятное доверие к этому человеку пропитало его всего изнутри в первую же секунду, как он увидел его красивое лицо, беспокойно смотрящее на него, когда он только пришел в себя.
Саске сел за руль и завел мотор.
Машина зарычала и тронулась с места.
Некоторое время ехали молча.
Саске было страшно и больно. Он понял, что с Наруто что-то не так.
-Эй, как ты? Скажи что-нибудь. Наруто?
Голос брюнета звучал взволнованно, хотя он явно старался держаться и не выдавать своих эмоций. Такие глаза у него… Магниты.
Наруто смотрел, не отрываясь, на эти глаза в обрамлении длинных черных ресниц и пытался выдавить из себя хоть слово, но почему-то не мог. Он уже понял, что его зовут Наруто.
«-Интересно, оно мне подходит? Это имя. Эй, Саске, да? Со мной не все в порядке. Слышишь?»
Узумаки дотронулся до руки брюнета, сосредоточенно кусающего нижнюю губу. Тот с надеждой взглянул на него, и Наруто покачал головой из стороны в сторону и пожал плечами.
-Черт…

Они довольно быстро и в полном молчании доехали до кафе. Саске вышел из машины, и Наруто последовал его примеру, не желая расставаться ни на минуту с этим парнем. Томительная тревога и нервное беспокойство съедали его изнутри. Он не мог ничего вспомнить, и от этого становилось очень страшно. Кто он? Откуда? Кто этот Саске? Что вообще происходит? Якудза. Убийства. Трупы. Судя по невыносимой боли в одном месте, его явно изнасиловали. Не по своей же воле он терпел это? Все тело истерзано. Внутренности болят. Да и синяки на запястьях и лодыжках говорят о том, что он был прикован теми цепями, которые свисали с потолка в том адском зале в какой-то неведомой башне. Единственное, от чего было легче – это от присутствия рядом Саске. С ним было спокойно, будто так и надо. Ему он безраздельно доверял сейчас всего себя без остатка и даже не сомневался в том, что ему можно доверить свою жизнь.
Наруто, пошатываясь, вылез из машины. Саске помог ему дойти до задней двери какого-то кафе, на парадной двери которого была табличка «закрыто». Брюнет пошарил рукой под лестницей и извлек оттуда ключ.

Место не показалось Наруто знакомым. Ему вообще ничего не казалось знакомым.
Даже Саске.
Брюнет помог ему подняться наверх в комнатку над кафе.
«-Это дом Саске? Уютно тут. Хотя, не очень похоже на Саске. Ему бы больше подошла просторная комната и минимализм, наверное» - почему-то подумалось Наруто.
Учиха посадил бледного парня на кровать. Синеватый свет луны делал тени под глазами еще темнее. Белоснежная большая рубашка Дейдары пропиталась кровью. Он казался сейчас совсем маленьким, потерянным и забитым.
Внезапно в кармане у брюнета зазвонил телефон. Он, стараясь сохранять спокойствие, извлек раздражитель и, глянув на высветившееся имя, решил, что ответить этому человеку стоит.
-С ним все в порядке. Он со мной и больше за ним никто не придет, - сказал он в трубку.
Красивый у него все-таки голос.
-Хорошо, - раздался облегченный ответ в телефоне. – Но если с ним еще раз случиться какое-нибудь дерьмо, связанное с твоими сраными якудза, я убью тебя, Учиха, и не посмотрю на то, что ты сильнее меня и чертов наследник клана. Найду способ.
-Не нужно, Суйгецу. Больше такого не повториться. Но если что, я сам себя прикончу.
-Спасибо, что спас его, - после недолгой паузы ответил Суйгецу.
-Если бы тогда его не спас ты, мне было бы некого спасать сейчас.

Наруто прислушивался к разговору, ведь говорили явно о нем. Всем приходится его спасать? Но зачем? И собой рисковать… Он что, этого стоит?
-Тебе нужно промыть раны, солнце, - сказал Саске, извлекая из шкафа оранжевую футболку и классные желтые семейники с рыжими спиральками, скривив при этом недовольную гримасу.
Наруто покорно встал и, пошатываясь, побрел в сторону душа, не задумываясь о том, откуда он знает, где в этом помещении душ. Ноги сами понесли его туда.
Саске вошел следом.

Ему было немного неловко, когда брюнет снял с него рубашку, оставив снова совершенно голым, и начал осторожно смывать с него кровь. А когда он сам снял с себя футболку, Наруто почему-то покраснел и отвел глаза.
Ему нравился этот Саске.
Нравился не как обычно нравятся люди, а как-то совершенно дико нравился.
Пока брюнет аккуратно смывал с себя кровь, Наруто рассматривал его спину, понимая, что странное чувство к этому человеку, наверное, какая-то слепая, безрассудная, безусловная, безосновательная в данный момент любовь.

Саске помог Наруто одеться, накинув на него сверху еще и пончо, предварительно обработав раны.
Тихо.
Слышны были только шорохи одежды и удары собственного сердца.
Учиха оделся сам, глубоко вздохнул.
Посмотрел на Наруто, который растерянно и беспокойно сидел на кровати.
«-Интересно, о чем он сейчас думает? Он помнит меня?»
Сердце Саске завыло волком. Он вылез на крышу подышать воздухом.
Наруто все это время незаметно наблюдал за брюнетом.
Его движения.
Его сдержанная мимика.
От него будто исходила сила.
Когда он ушел на крышу, Наруто подошел к окну, чтобы не упускать брюнета из вида.
С трудом он перелез через подоконник.
Прохладно.
Блондин поежился и получше укутался в мягкое теплое пончо.
Саске стоял спиной к нему.
Смотрел на звезды.
«-Саске»
Брюнет обернулся и посмотрел на него.
«-Я ничего не помню. Что за нахрен вообще? И я, кажется, тебя люблю… Мне страшно. Я вообще ничего не понимаю»
-Я знаю. Все будет хорошо. Все закончилось, - брюнет ласково провел рукой по его волосам.
Такой красивый.
Блеск луны в волосах.
В глазах отражается свет торшера, согревая душу тлеющими угольками.
Почему сердце так бьется?
Учиху разрывало изнутри дикое беспокойство, отчаяние, скользящий страх. Просто океан эмоций плескался в нем, стискивая сердце сильнейшим давлением воды.
Саске придвинулся и тихонько поцеловал блондина в губы, который не отстранился, а только замер на мгновение.
Легко.
С опаской.
Едва касаясь.
Невесомо.
С надеждой на пробуждение?
«-Вернись ко мне, Ра» - умолял Саске, стараясь держать себя в руках.
Глаза Наруто расширились от удивления.
-Люблю тебя, мой Ра, - прошептал парень, заглядывая в ошарашенные глаза блондина.
«-Лю… Любишь?» - на глаза Наруто навернулись слезы. На лице нарисовалась солнечная, такая родная красивая улыбка.
«-Я тебя тоже люблю! Знаешь?» - блондин дрожащей рукой легонько коснулся здорового плеча Саске.
-Знаю. Ты меня тоже любишь. Спасибо, что успел сказать. Хоть я и знаю, что у тебя это просто вырвалось, дурачок, - брюнет облегченно улыбнулся и еще раз поцеловал его. На этот раз глубоко, уверенно, с упоением.
Сердце его готово было разорваться. Он понял, что у Узумаки амнезия. К тому же, он не может говорить.
Он не помнит. Он ничего не помнит.
Ни плохое, ни хорошее.
Не помнит его.
Не помнит их.
Но он с ним сейчас.
Живой.
И, что самое главное, все еще ЕГО.
А значит, у них все только начинается.
Значит, тот маленький кусочек счастья, который им удалось ухватить, повториться снова.
Но все теперь будет по-другому. Плевать. Главное, что он - это все еще он, а не другой, посторонний человек в оболочке невозможного блондина, который снова ускользал от Саске. Ускользал куда-то необъяснимо далеко, заперев себя где-то глубоко внутри.
Наруто прижался к Саске, ощущая его тепло. Чувствуя ритмичные удары его сердца.
Так спокойнее.
Так лучше всего.
Так должно быть всегда.
И не надо больше ничего лишнего.
Ни воспоминаний.
Ни слов.


Теги: the, here, Sun, End), Comes, 20, (Глава
[5 голосов]
Просмотров: 1328 | Добавил(а): Tokaarichizuka

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
NarutoRS © 2009-2011 | Design by Tokaarichizuka-Sama | Хостинг от uCoz
Любое копирование дизайна или его элементов запрещено и преследуется по статье Кодекса РФ "Об авторском праве".
Информация предназначена для ознакомления, и, если материал нарушает Ваши права, обратитесь к администратору.
Администрация сайта не пропагандирует гомосексуальные отношения, а сайт входит в категорию "18+".




Рейтинг@Mail.ru    
-